Главная Реклама О Сайте Контакты

Что колит скорая помощь от повышенного давления

Категория: ЛФК | Автор: PineAppleBerri | Дата: 06.05.2015, 09:07 | Комментари: 25 |

После введения в Украине медицинской реформы едва ли не все поселки и небольшие городки остались без машин скорой помощи. В Калите Киевской области умерла 73-летняя женщина, которая за ночь так и не дождалась приезда врачей

В поселке Калита Броварского района Киевской области мало кто знал о том, что с 1 января в Украине действует медицинская реформа. Правда, люди заметили, что из их амбулатории исчезла машина скорой помощи. Более того, амбулатория начала закрываться в два часа дня. А на окне появилась записка: «Звоните «103». Люди начали звонить. Попадая на диспетчера, описывали симптомы и просили прислать к ним «скорую». На другом конце провода вызов принимали, но «скорая»… не приезжала.

«Нет ничего ужаснее, чем видеть, как мучается родной человек, и не знать, как ему помочь»

— Честно говоря, я ничего не слышала об этой реформе, — говорит жительница Калиты Ольга Величко. Несколько дней назад женщина похоронила мать. — Местные врачи об этом не говорили, власти не устраивали никаких собраний, ничего не разъясняли. Кое-кто из соседей слышал о реформе по телевизору, но я столкнулась с этим, только когда моей 73-летней маме стало плохо. Это случилось вечером 5 января. Еще днем мама нормально себя чувствовала, приготовила обед, поиграла с внучкой. А под вечер пожаловалась на острую боль в желудке. Решив, что это очередное проявление гастрита, я дала ей лекарство, которое она все время принимала в таких случаях. Но препарат не подействовал. Стало только хуже. «У меня внутри все печет, — жаловалась мама. — Такого раньше не было. Как будто в желудке что-то… горит». Я побежала в нашу амбулаторию — это в пяти минутах ходьбы от моего дома. Но там было закрыто, машины скорой помощи не было. «Странно, — подумала я. — Может быть, машина на выезде, но почему нет врача?» Через полчаса я пришла опять, но в амбулатории по-прежнему никого не было. Тут заметила на окне маленькую бумажку с надписью: «Звоните «103». Прибежала в магазин к подруге, и мы начали звонить.

— Олиной маме тем временем стало еще хуже, — говорит Ирина Смирнова, подруга Ольги. — Она все время кричала от невыносимой боли, рвала. Измерив ей давление, мы ужаснулись: 220 на 170. Диспетчер «скорой», которая принимала наш вызов, все записала и сказала ждать. Прошло полтора часа, но никто не приехал. Мы опять позвонили на «103». Диспетчер безразлично сказала: «Машина не приехала? Ну и что? Это ваши проблемы».

— Мы ожидали чего угодно, но только не такого ответа, — качает головой Ольга. — «Да, „скорая“ к вам не выехала, — невозмутимо ответила все та же диспетчер. — И не поедет. У нас нет горючего». С этими словами она повесила трубку. Я растерялась: как это не приедет? И что мне делать с больной мамой, если ей не помогают лекарства? Вспомнились слова нашего врача, который предупреждал, что при острой боли нужно немедленно вызывать «скорую». Я перезвонила диспетчеру: «Так что же нам делать?!» «Женщина, я не знаю, — устало ответила диспетчер. — Ищите какой-то транспорт и сами везите ее в Броварскую больницу. Говорю же, у нас нет бензина, к вам наш автомобиль не доедет». В тот момент мама закричала так громко, что я едва не выронила из рук телефонную трубку. «Господи, больно-то как! — кричала. — Умоляю, сделайте что-нибудь!» Я в отчаянии позвонила подруге. Она тоже начала звонить на «103».

Дочка погибшей женщины Ольга Величко (слева) и ее подруга Ирина Смирнова: «После случившейся беды мы собрали уже полторы тысячи подписей местных жителей за отмену этой реформы» (фото автора)

— Я была готова на все, — вспоминает Ирина. — Как это так: человек на глазах умирает, а «скорая» отказывается к нему ехать? Мне недовольная диспетчер ответила то же самое: дескать, везите больную на своей машине. «Но у нас нет машины! — закричала я. — Вы понимаете, что машины нет ни у нас, ни у соседей! Где нам среди ночи взять транспорт?» «Женщина, это ваши проблемы», — отрезала диспетчер. Помню, я спрашивала ее имя и фамилию, говорила, что буду жаловаться в Минздрав. «Да жалуйтесь куда хотите», — ответила диспетчер и повесила трубку.

И хотя уже было два часа ночи, я начала обзванивать знакомых, у которых есть машина. А моя мама, которой я рассказала об этом ужасе, продолжала звонить в «скорую». Ничего нового от диспетчера она не узнала. Та раздраженно ответила, что у нее «на город Бровары и весь Броварской район всего четыре машины». Мы не могли понять, куда же делась машина «скорой» из Калиты, которая испокон веков была в нашей амбулатории.

— У меня к тому времени началась истерика, — со слезами вспоминает Ольга. — Нет ничего ужаснее, чем видеть, как умирает родной человек, и не знать, как ему помочь. Я умоляла маму еще немножко потерпеть, а сама… не знала, что делать. Мы с Ирой обзвонили несколько десятков знакомых, но все бесполезно: один не мог сесть за руль, потому что выпил, у другого машина была в ремонте. Я уже хотела вести маму среди ночи на заснеженную трассу и ловить попутку. Но коляски у нас не было, идти мама не могла, а на руках я не донесла бы ее при всем желании. За всю свою жизнь не помню более страшной и безвыходной ситуации.

— Я нашла машину только около четырех часов утра, — говорит Ирина. — К тому времени Олина мама уже даже не могла кричать, охрипла. Спасибо односельчанину, который согласился помочь нам среди ночи. У него двухместный «пирожок», поэтому Оля ехала, считайте, в багажнике на каких- то железках. Но Оле было все равно, лишь бы добраться до больницы.

«Родители полночи пытались вызвать „скорую“ годовалому ребенку с температурой под сорок, но никто не приехал»

В Броварской райбольнице 73-летнюю Александру Максимовну положили под капельницу. Через несколько часов женщина умерла от острого панкреатита.

По мнению родных, если бы «скорая» приехала вовремя, 73-летняя Александра Максимовна осталась бы жива

— Не нужно быть медиком, чтобы понять, что произошло, — качает головой мать Ирины Смирновой. — Я не понаслышке знаю, что такое острый панкреатит (воспаление поджелудочной железы. — Авт.), такой диагноз ставили нескольким моим знакомым. Как только начинались резкие боли, приезжала «скорая», их забирали в больницу, ставили капельницы и через десять дней уже выписывали. Людей удавалось спасти. Во всех медицинских справочниках написано, что при этом заболевании не больше пяти процентов смертельных случаев. Но человеку не оказывали помощь целую ночь. Говоря простым языком, поджелудочная железа сама себя начала «съедать». Время было упущено.

— Когда маму под утро наконец привезли в больницу, было уже поздно, — говорит Ольга. — Врачи пытались ее откачать, но ничего не помогло. Начался перитонит, и она умерла. Уже днем об этом случае знал весь поселок. Люди начали советовать: мол, нужно было сказать диспетчеру, что стало плохо маленькому ребенку, может, тогда бы приехали. Но почему я должна была врать? Неужели если человеку 73 года, то его не надо спасать?

— Тем более что Александра Максимовна не была тяжелой лежачей больной, доживающей последние дни! — возмущается Ирина. — Я пообещала себе, что не оставлю этот возмутительный случай просто так. У меня тоже пожилая мама, она гипертоник, ей нередко приходится вызывать «скорую». Теперь «скорой», обслуживающей Калиту и еще четыре больших села, нет. Полрайона остались вообще без медицинской помощи. «Я бы рад что-то сделать, — покачал головой председатель сельсовета, к которому мы пришли на следующий день после случившегося. — Но „скорую“ от нас перевели не по моей прихоти. Это медицинская реформа, которая действует с первого января нынешнего года. Нашу машину скорой помощи передали в Бровары».

Как нам объяснили, дело обстоит примерно так: из Калиты и других поселков с населением меньше десяти тысяч человек автомобили скорой помощи забрали в райцентр Бровары. Там большую часть автомобилей забрали под экстренную помощь (например, если человек попал в аварию или был ранен, ему предоставят экстренную помощь — «скорая» поедет в таком случае сразу) и только четыре машины оставили для неотложной помощи. А неотложная помощь оказывается, например, при повышенном давлении, высокой температуре и так далее. Эти заболевания посчитали недостаточно серьезными для немедленного оказания помощи. К таким больным «скорая» может не спешить и приехать только через час. Человек должен звонить по «103», а диспетчер уже решает, какая помощь нужна человеку — экстренная или неотложная. И если вас, не дай Бог, «записали» в неотложную, то раньше чем через час (а с нашими дорогами и расстояниями получится не меньше двух часов) помощи не жди.

До этого машины скорой помощи дислоцировались в поселках и везде успевали. А теперь их зачем-то забрали в райцентр. Зачем? Чтобы диспетчер потом говорила, что на такое расстояние у них нет бензина, а люди умирали, не дождавшись помощи?

— Об этой реформе я узнала в первых числах января, еще до смерти Александры Максимовны, — присоединяется к разговору жительница Калиты Ольга Акимова. — Мне рассказали знакомые, которые полночи пытались вызвать «скорую» годовалому ребенку с температурой под сорок. Бесполезно, из Броваров никто не приехал. Как и Ольге Величко, людям пришлось среди ночи искать машину. А потом умерла 50-летняя женщина. Она была дома с маленьким ребенком, когда ей неожиданно стало плохо. Судя по исходящим звонкам на ее мобильном телефоне, она тоже вызывала «скорую». Но врачей не дождалась… Новая реформа обернулась для жителей сел и райцентров настоящим кошмаром. И это при том, что Калита — крупный поселок городского типа с пятитысячным населением, находящийся всего в 40 километрах от Киева.

— Местные депутаты сказали то же, что и председатель сельсовета, — говорит Ирина Смирнова. — Дескать, мы пытались что-то сделать, писали коллективные обращения в Минздрав и Верховную Раду, но нам объяснили: это не нарушение, а новый закон. Мол, сейчас власти делают акцент на экстренную помощь, а неотложная мало кого интересует. Но мы решили не сдаваться. В день похорон Александры Максимовны я написала письма во всевозможные инстанции. Кстати, в ту злополучную ночь я звонила даже в МЧС. «Ваш случай уже не первый, — сказали там. — Только первого января „скорую“ в Калиту вызывали шесть раз. Не приехали ни к кому». Вчера позвонила знакомая из Козельца Черниговской области. Она в шоке — их «скорую» забирают аж в Чернигов.

«Мы всю жизнь работали, платили государству налоги. Чтобы сейчас остаться совсем без медицинской помощи?»

— Пятого июля Президент Украины подписал Закон «Об экстренной медицинской помощи», которым предусматривается разделение скорой помощи на экстренную и неотложную, — объяснил «ФАКТАМ» заместитель начальника Киевского областного управления здравоохранения Сергей Васильев. — Отдельным постановлением Кабинета министров Украины были определены критерии, по которым тот или иной вызов нужно определять как экстренную или неотложную помощь. Так, согласно постановлению экстренная помощь необходима людям, которым угрожает смерть. Неотложная — это не такие срочные вызовы. Например, потеря сознания требует экстренной помощи, а повышение давления, температуры — неотложной. В области эта система уже заработала, но, конечно, пока она еще несовершенна. Вы спросите, для чего эта реформа? В первую очередь для того, чтобы усовершенствовать систему экстренной помощи. К примеру, произошло ДТП, пострадали люди. Раньше к ним приезжала обычная «скорая», но поскольку автомобили были плохо оборудованы, многие люди умирали, не доехав до больницы. Теперь, когда экстренная помощь стала, по сути, отдельной отраслью, в ней все будет совершенствоваться, в том числе и автомобили. И помощь пострадавшему в аварии человеку смогут начать оказывать уже в машине.

— Люди жалуются, что если раньше автомобиль «скорой» был рядом и успевал обслужить близлежащие села, то теперь, когда автомобили из поселков забрали в райцентры и ты попал в категорию «неотложный вызов», «скорую» вообще не дождаться. Она попросту не приезжает, диспетчер ссылается на большое расстояние и отсутствие бензина. Так же было в случае с погибшей 73-летней Александрой Величко.

— По этому случаю мы провели расследование. Уже известно, что бензин был. Непонятно, зачем диспетчеру понадобилось вводить людей в заблуждение. По результатам расследования приняты меры: работники экстренной помощи (диспетчер, фельдшер, заведующая подстанцией и главный врач станции экстренной помощи) уволены. Что касается самой системы, то уверяю вас, она еще будет совершенствоваться. Например, в каждом населенном пункте должны быть семейные врачи. А к каждому автомобилю скорой помощи подключат GPS-датчик, это поможет отследить, где находится автомобиль и какую машину лучше направить на тот или иной вызов. По областной программе «Здоровье» предусмотрено выделение десяти миллионов гривен на закупку новых автомобилей экстренной скорой помощи. Но на это нужно время. Кстати, хочу напомнить, что люди сами должны тщательнее следить за своим здоровьем, тогда «скорая» не будет нужна им так часто. Например, если ты гипертоник и знаешь о своих проблемах с артериальным давлением, не стоит на праздники употреблять спиртное. Тогда и вызывать «скорую» будут значительно реже.

Тем временем жители Калиты уверены: реформа работает скорее во вред, чем во благо. Узнав о приезде корреспондента «ФАКТОВ», люди организовали целое собрание.

— За день мы собрали полторы тысячи подписей против новой реформы, — говорит жительница Калиты Ольга Анисимова. — Свои подписи поставили все местные депутаты. Это уничтожение людей, иначе не назовешь. Оказывается, в прошлом году реформу попробовали ввести в Виннице и Днепропетровске — это был так называемый пилотный проект. Закончилось тем, что в Виннице в знак протеста люди перекрывали дорогу. Тем не менее закон о реформировании принят. Теперь нам говорят, что у нас в Калите есть семейный врач. Подразумевается, что пожилая женщина, у которой даже нет автомобиля, должна охватить пять тысяч человек и при этом работать круглосуточно.

— В прошлом году, когда у нас еще была «скорая», моей свекрови, перенесшей инфаркт, стало плохо, — присоединяется к разговору местная жительница Светлана. — У нее подскочило давление, разболелось сердце. Через десять минут приехала «скорая» и ей оказали помощь. Как потом сказали врачи, если бы они приехали на час позже, свекровь могла бы и не выжить. Оказалось, это был рецидив и помощь нужна была немедленно. А по новым критериям этот вызов однозначно записали бы в категорию неотложных. Хронический гипертоник, повышение давления… Как говорится, нет повода для беспокойства.

— Мы хоть и старые, но тоже хотим жить! — возмущается пенсионерка Фаина Михайловна. — Всю жизнь работали, платили государству налоги. Для чего? Чтобы сейчас остаться совсем без медицинской помощи?

В Калитянской амбулатории сейчас остался один врач — Екатерина Горилей. С первого января женщина стала семейным врачом, обслуживающим пять тысяч человек.

— У меня даже нет машины, — развела руками Екатерина Горилей, когда к ней пришли журналисты. — Ездить на вызовы приходится на такси. У нас на Калиту выделили четыре ставки семейных врачей, но осталась я одна. При всем желании не смогу обслужить такое количество человек.

На следующий день после приезда журналистов в Калиту вернули машину скорой помощи и амбулаторию сделали круглосуточной.

— В Калите проживает порядка пяти тысяч человек, — объясняет заместитель начальника Киевского областного управления здравоохранения Сергей Васильев. — По новым нормативам для того, чтобы у них была своя «скорая», в поселке должны быть зарегистрированы как минимум десять тысяч человек. Но учитывая, что вместе с близлежащими селами в Калите получается необходимое количество жителей, там пункт экстренной помощи теперь решили оставить.

— Машину «скорой» вернул заместитель председателя Броварской райгосадминистрации, — говорит Ольга. — Он нам так и сказал: «Я пошел на нарушение закона». Поэтому, какими будут последствия и не заберут ли у нас эту старенькую, но так необходимую машину, неизвестно. После смерти мамы амбулатория с одним врачом начала работать круглосуточно, опять-таки в нарушение закона. Поэтому вполне возможно, что завтра этого уже не будет. Не говоря уже о том, что в других поселках проблема так и осталась нерешенной.

Источник: http://fakty.ua/157270-mama-umirala-ot-nevynosimoj...

Добавить комментарий!

Имя:
E-Mail:
Код:
Острая атония и гипотония преджелудков это
Введите код: